Форум » Наше творчество » Стихи и проза » Ответить

Стихи и проза

Dreem: Делимся своими приизведениями

Ответов - 36, стр: 1 2 All

Dreem: это стихотворение написали мы с айсгел, уже 4 года назад) когда-то оно на сате висело, теперь пусть будет в творчестве нашем висеть)ну вот, не пропадать же добру))) В Советском союзе родился Сашок, Только подрос и пошел на каток! Страшно подумать, в хоккей бы попал, Такого таланта бы мир не узнал!!! Его ледяная стихия влекла, Манила, звала и сводила с ума… Флипы, тулупы, вращенья, шаги, «Кататься и прыгать»- молили мозги! Саша на льду - весь зал затихал! Снова и снова «на бис» вызывал! Горы игрушек, признанья, цветы: «Нет больше в мире такого, как ты!» После катка к сынуле он пулей, Души ведь не чает в Макаре Сашуля! В свободное время к друзьям он идет И в тесной компании песни поет! Столько писали, конечно, не зря! Всё, чтобы, Саша, поздравить тебя!!! Ты улыбайся почаще, мы просим. И сразу теплее покажется осень! Задуй 28 свечек сейчас И в этот момент ты подумай о нас! Мысль пронесется сквозь облака, В Сибири тот час же растают снега! Dreem и Icegirl тебя поздравляют, В щеку целуют и обнимают!!!

Dreem: К сожалению, автора этого стиха я не знаю. Утром рано, ровно в шесть Наш Сашуля сел поесть! Проглотил тарелку каши, Съел огромный бутерброд, Всё запил стаканом сока, Прожевал и был таков. Он бежал и прыгал ловко! Опоздать на тренировку В первый день он не хотел! Наконец и остановка, На автобус Саша сел!!! Ни минуты нет покоя, Всё бурлит в его главе!!! Саша ставит новый номер, Ставит САМ, но не себе!!! Тренирует Саша деток, Учит прыгать их каскад: «Эту ставь, а той толкайся!»- Их учить он ОЧЕНЬ рад!!! А детишки заводные Сашу любят всей душой!! Их улыбки озорные Согревают теплотой!!! Я надеюсь, что однажды, По ТV услышу я: «Лучший тренер-это Саша! Аплодируйте, друзья!!!»

Леди Льдинка: Восторг! Девчонки, молодцы! такой позитиff!

Dreem: Леди Льдинка пишет: Девчонки, молодцы! такой позитиff! аха, мы такие

Леди Льдинка: Внесу лирическую нотку Это стихотворение было написано под впечатлением от произвольной программы Саши под музыку Рахманинова на ОИ 2002... Стихия музыки и льда Лед замер в ожидании тебя, Переливаясь серебристо-серым. И вдруг, как будто струями дождя, Рассек ты серебро движеньем смелым! И прозвучал вступительный аккорд, Разлившийся по льду разрядом тока… Ты закружился в вихре снежных нот, Отдавшись воле призрачного рока! Стихия вновь колдует надо льдом, В узор вплетая дождевые нити, На клавишах разбившись хрусталем, В мелодии пытаясь оживить их. Все вдруг смешалось: музыка и лед… Как будто ветер разбросал все партитуры… Ты вновь на миг отправился в полет, И замерли в который раз трибуны! Ты с силой оттолкнешься ото льда! – И лоскуты костюма вверх взметнутся, Сверкая словно в каплях от дождя, Боясь твоей руки слегка коснуться… Забыв про зал, про судей, про себя, Ты стал частицей музыки старинной. Ты стал един со струями дождя, Скользя по ледяному серпантину! Ты вдаль бесстрастный устремляешь взгляд, Двумя шагами скорость набирая… Сейчас ты должен выполнить каскад: Четыре… три… два, - зал рукоплескает! Еще совсем немного… Лед звенит! И музыка в нем эхом отразилась… И сердце бешено в груди стучит: Оно так сильно никогда не билось! И вот уже последние шаги… Но как на них осталось мало сил! Последнее движенье, взмах… и вздох… Ты победил себя! Ты смог!

Dreem: Леди Льдинка мне очень понравилось)) здорово

Леди Льдинка: Спасибо, Dreem! Столько лет прошло, а я все лавры собираю

Олеся: девочки, классные стихи!!! умнички вы какие!!!

Icegirl: Леди Льдинка очень красивое стихотворение

Icegirl: Олеся пишет: девочки, классные стихи!!! умнички вы какие!!!спасибооо

Леди Льдинка: Творчество не наше, но очень красивые слова из песни Josh Groban Remember When It Rained Wash away the thoughts inside That keep my mind away from you. No more love and no more pride And thoughts are all I have to do. Ohhhhhh Remember when it rained. Felt the ground and looked up high And called your name. Ohhhhhh Remember when it rained. In the darkness I remain. Tears of hope run down my skin. Tears for you that will not dry. They magnify the one within And let the outside slowly die. Ohhhhhh Remember when it rained. I felt the ground and looked up high And called your name. Ohhhhhh Remember when it rained. In the water I remain Running down Running down

Олеся: Леди Льдинка пишет: Творчество не наше, но очень красивые слова из песни Josh Groban Remember When It Rained эх.. еще бы перевод нормальный ))))) художественный то есть )))))

Леди Льдинка: Посвящение… За искренность, за чувственность, за то, Что в музыке твоя душа сгорает, За сказку надо льдом, за волшебство Тебе мы эти строки посвящаем. Слова о том, что в твоем сердце лед, Совсем иной приобретают смысл, Когда мы видим, как фонтаном бьет Напор страстей, эмоций, мыслей! Когда на льду феерия твоя, И росчерку конька подвластны судьбы. И твой открытый лучезарный взгляд… Он – дарит свет, ты – даришь радость людям! Безжалостно изрублен в крошку лед! И ты устал… и кровоточит сердце… Но зритель твой тебя все так же ждет, Как солнца свет, чтобы у льда согреться! В сердцах оставил ты фигурный след! Его стереть уже не сможет время. И как и прежде, верим мы ТЕБЕ. Как никогда, сейчас, В ТЕБЯ мы верим!

Олеся: Леди Льдинка пишет: Посвящение…

Dreem: Леди Льдинка классно!!!!!!

Леди Льдинка: Все овации для Саши! Это все он

Олеся: Леди Льдинка пишет: Все овации для Саши! Это все он нет уж, теперь и тебе тоже )))) так что нечего все на Сашку валить

alenushka: Леди Льдинка Саша должен видеть этот шедевр!!! Когда там у вас шоу будет???

Icegirl: Леди Льдинка отлично написала

Тэш: Леди Льдинка классно написала) вот бы Саше передать))))))))

Леди Льдинка: Девочки, я не смогла пройти мимо этого! Название: Шекспир. Автор: kaerru Бета: aakela Пейринг: Алексей Ягудин/Евгений Плющенко Рейтинг: PG Жанр: юмористическая пьеска Отказ от прав (Disclaimer): Шекспир умер давно. Поэтому первоисточник принадлежит народу. Фигуристы принадлежат сами себе. Примечания автора (A/N): ответ Чемберлену. А также тому же Чемберлену большое лягушачье спасибо )) ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: Писеев - «герцог Питерский» «Орден Мишина», «Ложа Тарасовой» - два враждующих лагеря. Тарасова - глава «Ложи Тарасовой» Загайнов – правая рука Тарасовой Ягудин - член «Ложи Тарасовой» Мишин - глава «Ордена Мишина» Мишина - заместитель Мишина Плющенко - член «Ордена Мишина» Урманов – магистр «Ордена Мишина» Ламбьель – доверенный Плющенко, союзник «Ордена Мишина» Кулик – старший член «Ложи Тарасовой» Лутай – младший член «Орден Мишина» Абт - священник Жубер - друг Ягудина, союзник «Ложи Тарасовой» Гачинский, Михайлов – послушники «Ордена Мишина» Вейр, Грязев, Коен - младшие члены «Ложи Тарасовой» Пролог. В командах, равных наглостью и славой, В Санкт-Петербурге разгорелся вновь Вражды минувших дней раздор кровавый, Заставив лить невинных граждан кровь… Действие 1. Сцена 1. Урманов в подворотне застаёт отчаянно дерущихся Лутая и Грязева. Урманов: А ну-ка быстро прочь все разбежались! Не знаете, что делаете вы! (разнимает дерущихся) Мы – русские! Мы за одно дерёмся! Так надо ль рожи бить по пустякам? В подворотню вползает Кулик, успевший уже изрядно набраться. Кулик: Как?! Бьёшься ты среди детей несчастных?! Здесь, недотренер, смерть свою встречай! Урманов: Я их мирил. А ты, как справедливый, Помог бы лучше русских мне разнять… Кулик: И русские, и мир?! В одной ты фразе, Лёша, Собрать смог то, что ненавижу я… В России не нашёл я ничего, что В моей душе бы воцарило мир… (Дерутся. На шум драки сбегается Орден Мишина и Тарасята. Начинается свалка.) (Появляется Тарасова под ручку с Загайновым) Тарасова: И что за шум? Чёрт, снова «Орден Лёшки»! Сейчас я покажу им фунт изюма… Загайнов: Дались тебе они! День нынче так прекрасен… Не будем пачкать руки в драке мы… (Появляется чета Мишиных) Мишин: (пытается подойти к Татьяне) Татьяна, ты опять! С тобой одни проблемы… Мишина: (держа мужа за полу пиджака) Не дам тебе приблизиться к врагу… Появляется Писеев Писеев: Опять покой нарушить вы решили! (про себя) Какой кошмар! Один лишь я тут сеять зло способен! И правом этим не делюсь. (вслух) Опять устроили вы бойню На улицах подвластного мне града. Учтите, вас ещё хоть раз замечу – Коньки велю вам в глотки запихнуть! (про себя) И лично сам сей приговор исполню… Писеев исчезает Мишин: Кто начал снова давний спор? Урманов, расскажи. Ты был здесь раньше… Урманов: Иду по подворотне я спокойно, Тут вижу: молодняк дерётся. Лутай наш, ну и Грязев-перебежчик. Разнять пытался их любовно… Но тут Кулик явился полупьяный, И очень агрессивно стал себя вести. Но подошёл Писеев справедливый, И нас всех спас. Тарасова: Окей, но где же Лёша? Не дрался, странно.. И на том спасибо… Сцена 2. (все расходятся, Жубер чешет в ближайший бар в поисках Ягудина) Жубер: О, с добрым утром! Ягудин: С утром?! Что, уже так рано?? Жубер: Да за полдень давно уж… Ягудин: В самом деле? О, Боже мой, Как быстро летит время… За выпивкой, бильярдом и развратом… (косится на официантку) Жубер: И что ж тебя приводит в сии дебри? Ягудин: Отсутствие взаимного желанья… Жубер: Вам надо целомудрие блюсти! Вы «Тарасята»! Вы - опора мира! Ягудин: (устало): Хоть раз давай забудем… Жубер: О, научи, как разучиться думать! (Ягудин изо всех сил прикладывает Бриана головой об стол) Учись же, лузер. И внимай науке! *********** (Жубер идёт по тёмному парку, из его кармана выпадает записка. Из кустов высовывается рука Ламбьеля и хватает записку.) Ламбьель: Ах, будет скоро бал в их стане… Смотрю я, в списке приглашённых Жубер и Вейр… Даже Коен! Меня лишь одного не пригласили… Оставили наш «Орден» не у дел… Ну, ничего. Я им их покажу удел… (смеётся) Сцена 3. Сидит Тарасова, входит Загайнов. Тарасова: Ну, где же Лёша мой? Рудольф, сходи, будь добр… (Загайнов выходит, возвращается с полусонным Ягудиным). Ягудин: Вам что-то надо или просто так? И помоги вам Бог, если второе… Тарасова: Да замолчи ты, блин, прошу я! Ягудин: Да я молчу уж! Сложно говорить, Когда в башке все черти Ада Решили свадьбу бурную сыграть… Тарасова: О, кстати говоря, о свадьбе… Сегодня бал хочу я в доме дать. Тебя хочу на нём я видеть. Но только трезвым, добрым, всемогущим. Парней и девушек достойных будет море. Так может, подберёшь себе ты пару На том балу? Ягудин: Не знаю я ужасней перспективы, Чем место мне занять в строю женатых… Тарасова: И всё ж тебе о том пора бы думать. Я знаю тысячу парней тебя моложе, А все уже так счастливы с семьёй. Ягудин: Так пощади Аллах их души! А я гулять хочу пока! Тарасова: Нашла тебе чудесную я пару: Твоей руки тут Гейбл достойный просит… Ягудин: Который Тимоти?! О, Господи! Спасибо… Но никогда не выйду за него я! Я видел его фото в интернете, Так мучили меня кошмары две недели, Что бегал он за мною, И аксель заставлял скакать в пять оборотов… Загайнов: Но в нашем цветнике цветок он лучший… В Америке прописка, джип, квартира… Ягудин: Вот ты, друг, с ним и будь! (уходит, хлопнув дверью) Сцена 4. (в особняк «Тарасят» входят Плющенко и Ламбьель) Плющенко: Мы извинимся за внезапное вторженье? Иль так войдём, без всяких объяснений? Ламбьель: Да ну их нафиг! Мы войдём – и баста! (заходят, начинают танцевать) (Лёша сидит с Жубером, пьёт. Поворачивается в зал, смотрит на танцующих. Видит Плющенко) Скажи, Бриан… Кто тот, чья прелесть украшает танцующего с ним? Жубер: Не знаю, Лёш. Ягудин: Прекрасен он, как ночь после победы… А волосы его по цвету медали золотой цвет затмевают! Изящнее любого он вращенья. Сильнее он прыжка в четыре оборота… Жубер: Всё ясно, блин. Попал ты, Лёха… Ламбьель (подслушивая окружающих): Смотри-ка, Жень, кто на тебя повёлся… Жубер (насторожившись): Знакома рожа мне сия… Никак Ламбьель меж нас завёлся… Пойду заразу распишу под Хохлому… (встаёт, идёт к ним, натыкается на пути на Тарасову) Ламбьель среди друзей… Я чую это! Тарасова: Я знаю. Но довольно склок. И Плющенко гуляет тут же. Но уважать должны мы их, запомни. Прими спокойный вид, и хватит хмурить брови. На празднике так неуместна злость… Жубер: Она уместна, коль противен гость! Я не стерплю его! Тарасова (кутается в шубу): Конечно, стерпишь… (Жубер отходит в угол.) ****** (Лёша, воспользовавшись временным отсутствием Ламбьеля, подходит к Жене, берёт его за руку, тот отшатывается от неожиданности) Ягудин: Прости, коль оскорбил тебя прикосновеньем… Плющенко: Чрезмерно строг к прикосновениям своим. Лишь благочестье в них… Ягудин: Мои уста ещё благочестивей… Плющенко: Возьму с них благочестия и я… (Целуются. Подходит Вейр) Вейр: Лёша, пошли… Загайнов тебя ищет… (Ягудин бросает последний поцелуй Плющенко и уходит.) Плющенко: Но кто же он? Вейр: Ты разве не знаком с ним? То – Лёша. Член команды нашей. Давно он с нами. Прежде был у вас… Я думала… Я думал, что ты знаешь… (уходит) Плющенко: Так он же враг мой! Боже, что за ужас! Врагу теперь судьба принадлежит моя… О боги, помогите… Ламбьель: Идём, забава славно удалась! Плющенко: Боюсь, моя беда лишь началась… ******** (Жубер и Лёша идут по коридору): Ягудин: О, ангел, что спустился с неба… Как его имя, как зовут виденье? Скажи, Бриан, мне… Жубер: Сволочь Женя. То главный козырь нашего врага. Ягудин: О, слишком поздно я узнал то… Не зная, слишком рано я увидел. И победить я чувство не могу. Любовью воспылал я к злейшему врагу. Действие 2. Пролог. Былая страсть поглощена могилой, Страсть новая её наследства ждёт. И все померкли перед Женей милым, Кто были ранее венцом красот. Сцена 1. (Ягудин перебирается через стену к особняку «Ордена Мишина», по ходу дела его замечают Жубер и Грязев) Грязев: Иль это глюки, или Лёха. Жубер (ворчливо): Знать, баб в притонах не хватает, Что он повадился сюда… Грязев: Так может нам позвать его с собою? Жубер: То тратой будет времени, здоровья… Покуда не окончит похожденья, Его ищи-свищи, как ветра в поле. Грязев: Пойдём. Жубер: Пойдём – искать того напрасно, Кто не желает, чтоб его нашли. (Ягудин изображает Спайдермена, уцепляется за карниз, повисает. В окне – Плющенко.) Плющенко (не замечая Ягудина): О, горе мне! Ягудин (тихо, себе под нос): Скажи мне, что за горе? Плющенко: Ведь он мой враг… Не смею Связать судьбу я с «Ложей»… Но это лишь названье… Ведь можно преступить Закон, сложившийся так глупо О том, что не судьба нам вместе быть. Но ты моя судьба, я знаю. Брось дураков, соринки что не стоят. Ведь я же здесь… Ягудин: Ловлю тебя на слове. Хоть раз Любовью ты своей меня окрестишь – Не буду больше тарасёнком я… Плющенко (испуганно): Ты кто такой? Подслушал тайну сердца… Ягудин: Я недруг твой. И тот, кто любит… Плющенко: Но как пробрался ты сюда? О… Заходи, неровен час сорвёшься… Ягудин: В святыню заходить не смею… (садится на подоконник, ноги наружу) Сюда был принесён я на крылах любви… Люблю тебя я… Плющенко: Знаю. Верю. Только… Наслышан о твоих я похожденьях. Клянись, коль любишь ты меня, Что не застану я тебя в чужих объятьях… Но нет… Постой. Не надо клятв мне. Ты просто знай, что если я прознаю, Что ищешь ты любви с другим… Я ничего не сделаю, не бойся. Но это разобьёт мне сердце. Ягудин: Да если я хоть помыслом нежданным Другого от чего-то возжелаю - Пускай отсохнет и мужская гордость, И вместе с нею разом голова! (Заключает его в объятья, из коридора доносится пение.) Плющенко: Прости, мой друг… (оборачивается) Урманов, я уже иду! (поворачивается обратно) Прекрасный Лёша, будь же ты мне верен, Но подожди немного, я вернусь. (подходит к двери, приоткрывает ее, внезапно Урманов толкает дверь и вламывается в комнату несмотря на протесты Плющенко) Урманов: Здесь кто-то был. Вот и окно открыто. Плющенко: (с облегчением видя, что подоконник пуст) Открыто, правда. Ты ведь здесь бываешь, А затхлый воздух мною не любим. И вообще, откуда взял манеру Врываться в комнату без разрешенья?! Кабы не благое расположенья духа, Тебе бы я немедля показал, Чем это чревато может быть. Урманов: (принюхиваясь) Здесь кто-то был. И этот кто-то – в «Ложе»… Плющенко: (с возмущением) Подонок! Хам! Сначала ты ворвался Без спросу в мою скромную обитель, Теперь же еще вздумал надругаться И сыпать на пол гадкой крамолой?! Вернётся Мишин - станет не до смеху Даже такому шутнику, как ты! (Урманов с усмешкой уходит) Ушел. Ну слава Богу! Где же Лёша? (подходит к окну, видит на стене в проеме между плитами торчит лист бумаги. Вынимает ее, читает на обороте) «О, милый, если искренне ты любишь И думаешь о браке - завтра утром Пошли мне весточку и дай мне знать. Где и когда обряд сей совершится, Скажу тебе доподлинно с утра». Сцена 3. (Абт в келье, входит Ягудин) О, Саша, добрый день! Абт: Господь да будет Благословен! Но кто же слух мой будит Приветом нежным в предрассветный час? Короче, Лёха, ты чего забыл здесь? Тебя я и не чаял уж увидеть Раньше полудня или часу дня - Когда проспишься ты и протрезвеешь! Ягудин: Мой разум чуял: здесь найду я Крупицы доброты и пониманья. Одна лишь на тебя надежда. Помочь прошу мне… Абт: Вот чувствую я что-то… Что не на чашку чая ты пришёл с похмелья… Ягудин: Ты прав, мой друг. Не это Замучило меня в столь ранний час. Люблю я. Сердцу мил мне Мой злейший враг. Но это уже в прошлом… Всё решено. Лишь за тобою слово… Абт: (поворачивается с отвисшей челюстью) Уж мало для тебя девиц в округе? Ты по притонам мало куролесил – К врагу уж забираешься в постель?! Тебя на растерзанье в «Орден Лёшки» За мысли эти сразу бы отдал… Ягудин: Отдай, ведь не мила мне жизнь без Жени, Без этих глаз, улыбки роковой, Пронзившей сердце бедное стрелой… Абт: Ужели я не вижу здесь ошибки? Разве другие не интересуют Твое погрязшее в грехе сознанье? Ягудин: Другие - дрянь. А в сердце - только Женя! (падает перед Абтом на колени) Я об одном прошу тебя, отец! Сегодня ж возложи на нас венец! Абт (вздыхая): Пусть будет так. Пойдем теперь со мною. Все, что возможно, я для вас устрою. (про себя) От этого союза счастья жду: В любовь он может превратить вражду. Сцена 4. (по улице идут Грязев и Жубер) Жубер: Куда же, чёрт возьми, наш Лёха делся? Урманов ведь из «Ордена Прохвоста» Прислал ему какую-то записку… Грязев: Я думал, он писать-то не умеет… Жубер (ржёт): Возможно, он кого-то попросил… Но наша «Ложа» в грязь лицом не канет. Ответит Лёша так, как можем мы! Грязев: Да, парню сладить будет трудно… Там «Орден» сильный – сам бывал. И Лёша знает то же… О, Боги, лучше б он не приходил… Жубер: И чтобы Лёшу заклеймили трусом? Не бойся, надерёт он оппоненту Немеряно отросшие места… Грязев (ухмыльнувшись): Его язык? Жубер (всё ржёт): С него начнёт, пожалуй… Жубер: А вот уж и виновник объявился! Надеюсь, что ты одарен сегодня И крепостью руки, и ясным взором, Ведь вскоре те понадобиться могут. (Внезапно с фонаря на асфальт спрыгивает Ламбьель) А, ты смотри, кто к нам с небес спустился! Неужто ангел в пагубном припадке, Во время ломки обкурившись травки? (смеется) (Ламбьель, не обращая внимания на Жубера, идет к Ягудину) Ламбьель (тихо): Тебе просил тут Женя передать, Что этим вечером придет венчаться. Ягудин (тихо): Скажи ему, в соборе в келье Абта Устроим мы венчанье в этот день. Там ждать его я буду ровно в десять. (Ламбьель кивает и удаляется так же внезапно, как и появился) Жубер (недоуменно пожимая плечами): Пришел, ушел - и с нами не подрался. Ни дать ни взять с утра уже набрался! Грязев: Иль головой о стену приложился! (смеется) (Ягудин с таинственной усмешкой уходит) Сцена 5. (Плющенко у себя в комнате) Плющенко: Уж час назад я попросил Стефана Доставить Лёше радостную весть - А его нет и нет! Ну где ж ты ходишь, Когда себе я места не найду?! (через окно в комнату впрыгивает Ламбьель) Ну, что за весть принес ты мне сегодня? Скажи, скорей скажи, нет силы ждать! Ламбьель: Я с радостью могу тебе сказать, Что Лёша… боже, что за имя - Лёша? Как будто… Плющенко: Что? Ну что же он сказал? Ламбьель (издеваясь): Не понимаю я его французский. Плющенко (теряя терпение): Не сомневаюсь, что ответ ты понял! Ламбьель (делает шаг назад): О да, о да, ответ конечно понял. Плющенко (почти рыча): ГДЕ И КОГДА?! Ламбьель: Да в десять, в келье Абта. Плющенко (радостно обнимая Ламбьеля): Давно бы так! Ламбьель (задыхаясь о его объятиях): Так я ж и говорю… Сцена 6 (Келья Абта. Ягудин и Плющенко у алтаря) Абт: И в здравье, и в пугающей болезни, И в роскоши, и в гадкой нищете - Все разделите вы. Союз скрепляю Я словом Божьим. Господи, аминь. (Ягудин и Плющенко целуются) Действие 3. Сцена 1. (Идут Жубер и Кулик.) Кулик: Нет, знал я ранее позоры… Но чтобы это было в нашей «Ложе»… Жубер (устало): Не просто всё тут, ты уж мне поверь. Не стал бы Лёха наш так от дуэли Позорно удирать, что пятки Блистали в омуте ночном… (выходят на площадь) Клянусь я головой, Урманова я вижу… Кулик: Клянусь я пяткой, мне это до фени! (подходят к Урманову) Жубер: Чего ж в столь жаркий день, Урманов, Стоишь на солнцепёке ты, скажи… Никак сегодня с нашим Лёшей Свидание назначено. Я прав? Урманов: Ты не ошибся. Но чего ТЫ хочешь? Кулик: Узнать, чего конторке вашей Понадобилось вдруг от нас… (приходит Ягудин) Урманов: А вот и он. Прошу простить нас. (пытаются уйти, Кулик не даёт) Кулик: Я думаю, любезные сеньоры, Что вам делиться тайнами пора… Урманов (пофигистично): Набить ему хочу я рожу. Чтоб впредь не лазило оно. (Ягудину, шёпотом) Про вас я знаю. Всё нормально. Но ты, прошу, их отгони… Кулик (Бриану): По-моему, у Лёхи нет причины Ягудина пинать сильнее прочих – Или чего-то мы с тобой не знаем… Ягудин: Спокойно, люди. Всё в порядке. То старые с ним счёты вдруг взыграли. И вам негоже лезть в наши дела. (Жубер и Кулик не уходят) Прошу вас, разойдитесь… (срывается) Блин, мать вашу! Неужто трудно мирно день закончить?! Пойдите в тире постреляйте, если Так неуемна жажда к разрушенью! (пинками провожает их с площади) Урманов: Доверился мне друг наш общий. Влюбился он в тебя. Ну, что же… Уверую и я, хоть ты мне и противен. Ягудин: Всё будет хорошо, я это знаю. Но коль враждуют наши племена, Не знать нам счастья в это время… Урманов: Да уж, попали вы козырно. Одно тебе могу я предложить: Уехать вам в Америку подальше. И с Женей мирно в новом месте жить. Ягудин: В Америку… Не стоит, право. Там злые Гейблы, Буши, ножки их… Я думаю остаться в этом граде, Который ревностно Писеев охраняет. Урманов: Но это ведь опасно. Вдруг узнают. Ягудин: Чем ближе враг – тем лучше. Незаметней. Мы продолжать двойную партию должны. Ну, а когда-нибудь настанет день прекрасный, И будут в мире жить враги. Урманов: Слова твои безумны, но верны… Тогда в последний раз беседуем мы вольно. Вернёмся в лагеря свои И тихой сапой действия взрывные Вести мы будет в сердце у врага. Тебе хочу сказать лишь на прощанье: Люби его, иль нафиг отрублю Тебе коньками лишние я части тела. Ягудин: В угрозах смысла нет, поверь. Урманов: Давно, когда ещё был с нами Блондинистый твой ныне лик, Тебе я верил. Так поверю снова. Всё, нам пора. Удачи! (уходит) Эпилог Так не однажды темные дела Влюбленным счастье рвали на куски, Однако две любви, сойдясь в бою, Не знают запрещенные приемы. Для них все средства будут хороши, Пока к победе их ведет дорога. И даже строя счастье на обмане, Его они считают все же счастьем… http://talyfics.livejournal.com/961.html

Тэш: Да....... Леди Льдинка класс!!!!!!!

myshika: Ой, очень смешно. Здорово распределены роли.

myshika: Это четверостишие очень подходит Санечке Абту : Кумир мой, вылепил тебя таким гончар, Что пред тобой луна своих стыдится чар. Другие к празднику себя пусть украшают, Ты - праздник украшать собой имеешь дар. Омар Хайям "Рубаи" (стих 21).

Тэш: myshika я тоже сегодня начала рубаи читать, еще до биатлона))))))))) странно, смотрю, как кто-то что-то почитал, или посмотрел - так сразу и я)))))))) телепатия)))))))))))

myshika: Вот поэтому, в голове должны быть мысли только о добром, светлом, хорошем!!! Короче, побольше АБТимизма!!!

Тэш: myshika пишет: побольше АБТимизма!!! ага, после таких гонок)))))))))))))))))) короче, я не туда влезла сосвоими комментариями, явно, щас меня попросят...........

Олеся: Властелин сердец. Часть первая. "Хоббит Абтимистки в истерике или Туда и обратно. Повесть о путешествии Бильбо Беггинса АБТимисток на Запад" Ищет милиция, ищут войска, Но не найдут никак Сашу пока. Где же он спрятался, где он пропал? Эй, люди, Абта никто не видал? Что же нам делать, как же нам быть? Как нам про Сашу инфу раздобыть? Вот и решили мы дружно (вдвоем): Адрес найдем, чемодан соберем... И в самолет - чтобы в штаты попасть, Чтобы о Саше инфу накопать... И в самолете устроим дебош: С воплями - криками "Сашу даешь!" В штатах, конечно, не встретит никто.. Ну, и плевать, нам все равно... Мы ж не за славой туда прилетели - Абта пропавшего найти мы хотели... Что-то в НюДжи не видно ни зги - Хоть расшибись и выбей мозги... Что это - ночь? хм.. не узнали... Америку мы не такую видали: По ТиВи мы видали ее, хотите сказать - все это вранье? Что ночью в штатах светлее, чем днем, Что ночь полыхает электроогнем... Мерцает неон и полощется смог... Однако уже мы валимся с ног: Не шутка ведь - в чемоданах летели, В аэропорту выпускать не хотели. Все что-то про визу кричали нам вслед... А где ее взять, если визы-то нет? Ну, как вот люди не могут понять: Мы Сашу приехали в штаты искать... И стали бы мы летать в чемоданах, Если бы визу дали.. ну, нах... (сорри, рифмы не было ХДД) Пойдем уже в сторону этой, как ее... ну? А, ну, да, вот той авеню... Где, согласно всем поискам нашим, Ни больше - ни меньше, жить должен Саша... Ура! - вот она - А.В.Е.Н.Ю! Ну, что же, звоним? звоним уже, ну? И тут вот сказалось, что мы упустили: О скромности нашей мы напрочь забыли... Потупили глазки... у двери помялись... И... ехать обратно собрались... Пробрались тайком в закрома самолета, И что-то так есть, да и спать уж охота... Уселись удобней (насколько возможно) В своих чемоданах - и мимо таможни.. Мимо границ, океанов, морей, Обратным путем - к России своей! Из чемоданов привычным движеньем Повыходили. Ух, вот достиженье! Слетать в чемодане туда и обратно, Не узнав там ни слова про любимого Абта! Дааааа.... такой вот рассказ... Про "нашу прелесть", ну, и про нас))))

alenushka: Олеся

Леди Льдинка: Олеся практически задокументировала наши приключения))) мы никому не скажем, что это только в планах ждем продолжения!!!!



полная версия страницы