Форум » Александр Абт собственной персоной » Тренеры Саши. » Ответить

Тренеры Саши.

Олеся: Крутая спираль Сергея Волкова Фигурное катание 19 апреля 2003, №72(16023) Валиев Б. НЕ ЧОКАЯСЬ Факт проверенный и, к сожалению, подтвержденный родственниками Сергея Волкова: за 20 с лишним лет, проведенных Сергеем в фигурном катании (из них 10 — в составе национальной сборной), о нем не появилось ни одной достойной его заслуг публикации в центральной советской прессе. Народ не потребовал подробностей личной жизни Сергея даже после сотворенной им первой в истории отечественного фигурного катания победы на чемпионате мира среди мужчин. Однозначную причину такого положения дел назвать трудно. Конечно, в артистичности, так ценящейся среди поклонников этой дисциплины, Волков заметно проигрывал своим партнерам по сборной. Был он и по натуре более замкнутым и скрытным человеком. Но определяющим здесь, на мой взгляд, стало все-таки то, что его любимую обязательную программу, или, другими словами, школу, в которой Сергей не имел равных в мире, не жаловало телевидение. Страна практически не видела в деле этого законодателя мод в ледовой геометрии, а короткая, и тем паче произвольная, программа никогда не была его коньком. Сегодня первому советскому фигуристу, выигравшему титул чемпиона мира в одиночном катании Сергею Волкову исполнилось бы 54 года. Он умер 31 августа 1990 года на 42-м году жизни, «сгорев» буквально за полгода от мучительной неизлечимой болезни. ФИГУРИСТ С ПРАВИЛЬНОЙ ТЕХНИКОЙ Рассказывает Александр Лакерник, председатель технического комитета по фигурному катанию ИСУ, судья международной категории: – В свое время мы с Сергеем занимались фигурным катанием в одной группе и у одного тренера Виктора Николаевича Кудрявцева. Было это в 1959 году, когда появилось добровольное спортивное общество «Спартак» Московской области. Образовал и возглавил его Петр Петрович Тихонов, который и привел маленького Сережу Волкова из московского «Спартака». С тех пор он начал выступать за область, хотя жил в Москве на Никитинской улице. В нашей группе я какой-то период считался ведущим, поскольку был старше на четыре года и немножко больше умел. Но уже тогда было видно, что Волков по своим способностям фигурист совершенно иного уровня. Он пришел в школу уже хорошо обученным, а попав в хорошие тренировочные условия с искусственным льдом, стал быстро прогрессировать и вскоре меня обогнал. Это был спортсмен, я бы сказал, с очень правильной техникой. На льду он пытался делать все так, как нужно было делать. Тогда появилось много фигуристов с халтурной техникой. Крутить прыжки было надо, а способностей не хватало, вот и начинали они «воровать» – совершая меньше оборотов в воздухе и делая часть вращений на льду. Волков подобного себе не позволял. Конечно, сложность программ в то время была не слишком высокой, возможно, и чемпионом мира Сергей стал только с тройным сальховым и тройным тулупом, но выполнены они были, не сомневаюсь, идеально. В последние годы своей карьеры (а Сергей в уже ветеранском для фигурного катания 29-летнем возрасте пытался пробиться в состав сборной СССР образца 1978 года) он тренировался у Станислава Жука. Я не знаю, почему они разошлись с Кудрявцевым. Возможно, желая продлить свой спортивный век, он решил довериться новому тренерскому видению своего места в отечественном фигурном катании, а может быть, причиной стало что-то другое, но в любом случае факт перехода состоялся. Сергей со свойственной ему добросовестностью и трудолюбием выполнял на тренировках все требования Жука, даже подчас непривычные ему. Я помню, например, как на первой тренировке после длительного перерыва, вызванного одной из многочисленных травм Сергея, Станислав Алексеевич заставил его кататься в полную силу. «Пришел работать – работай, как следует», – любил повторять отличавшийся жестким характером Жук, и Волков работал. Но, увы, вершин счастливых для себя сезонов 1974—1975 годов уже не достиг… СЕРЕБРЯНОЕ СЧАСТЬЕ В 74-м и в 75-м Сергей Волков, по большому счету, и состоялся как фигурист международного класса, выиграв сначала серебряные медали на чемпионате Европы в Загребе и мировом первенстве в Мюнхене, а потом, в 75-м, – и золото чемпиона мира, став первым советским фигуристом, добившемся такого успеха в одиночном катании. Интересно, что за двадцать с лишним лет, проведенных в фигурном катании, Сергей восемь раз участвовал в чемпионатах Европы, но лишь однажды вернулся оттуда с наградой, случилось это в феврале 1974 года в Загребе. Эта медаль стала, если так можно выразиться, переломной в судьбе фигуриста. А еще и очень дорогой, поскольку все три программы – обязательную, короткую и произвольную, по сумме которых в то время разыгрывались медали, – Сергей откатал со сломанным пальцем на ноге. Вот что написал о том его выступлении специальный корреспондент «Советского спорта» в Загребе Станислав Токарев: «…Более чем справедлив успех Волкова – должна же была, наконец, улыбнуться судьба, уж сколько его списывали со счета, сколько сам он терпел неудач, впадал в глубокое уныние. Каждый – кузнец своего счастья, и Волков сковал это серебряное счастье, почти цвета своей белесой челки, может, в самый трудный жизненный момент. Катался он с травмой ноги, и когда я спросил, не больно ли ему было (наивный вопрос!), он ответил, что привык. Не знаю, как можно привыкнуть приземляться после тройных прыжков, когда у тебя перелом пальца? Потом я поинтересовался, чего, по его мнению, не хватало ему прежде. Он ответил, пожалуй, неожиданно: «Стабильности и нахальства». – «Ну, стабильности – это понятно, а как же нахальство?» – удивился я. Он пояснил своим солидным, обстоятельным баском, что если ты в определенный момент сильнее других, то надо и чувствовать себя сильнее, а не на равных... «Ну и что же, нынешний успех вам в этом поможет?» – настаивал я. «Поможет или не поможет, а кому-то надо идти дальше… Мы ведь остались на той же ступеньке, до которой нас довел Сергей Четверухин и с которой он ушел…» СЕНСАЦИЯ ЧЕРЕЗ БОЛЬ Говоря о ступеньке, Сергей имел в виду серебряную ступеньку пьедестала почета многолетнего бессменного лидера сборной СССР, первого советского вице-чемпиона Европы, мира и Олимпийских игр Сергея Четверухина. Тогда еще никто, естественно, не знал, что первым, кто пойдет дальше и перекроет лучшее наше достижение на чемпионатах мира в мужском одиночном катании, будет сам Сергей Волков. В марте 1975 года на мировом первенстве в Колорадо-Спрингс воспитанник Виктора Кудрявцева, вопреки всем прогнозам, поднялся на высшую ступеньку пьедестала. Однако и там злодейка-судьба, словно решив окончательно проверить Сергея на прочность, устроила ему еще одно испытание… Рассказывает Анатолий Шелухин, корреспондент «Советского спорта» с 1956 по 1991 год: – Перед чемпионатом мира 1975 года, ставшим звездным часом Сергея и где, к слову, мне тоже посчастливилось побывать, он получил серьезную травму колена на второй предстартовой тренировке. В целях лучшей акклиматизации наша команда прилетела в Колорадо-Спрингс за месяц до начала соревнований, и вот, представляете: уже в самом начале этого сбора у Сергея случилось такое несчастье. Мы думали: все, Волкову конец, потому что с такими травмами на чемпионатах мира не выступают. Впрочем, так считали не только мы, поскольку многие его соперники были просто в шоке, когда узнали, что на жеребьевке Сергей подтвердил свою заявку на участие. В какой-то момент подумалось, что это чистой воды авантюра, поскольку парень почти месяц не тренировался. Но он действительно вышел на лед, сумев на это время (не без вмешательства врачей) побороть боль и стать автором самой сенсационной победы на том чемпионате. В нашей сборной первым номером тогда считался Ковалев, прилетевший в Колорадо-Спрингс с титулом чемпиона Европы-75 и в зените славы. Да и в составах команд-соперниц фаворитов хватало: достаточно назвать канадца Крэнстона, американца Маккелена или англичанина Карри. Однако Сергей, повторюсь, опроверг все прогнозы: сначала обыграл всех вчистую в «школе», а затем, что самое удивительное, даже с такой травмой прекрасно выполнил три прыжка в три оборота… Помнится, на пресс-конференции у него спросили: посещали ли его мысли отказаться от старта после того, как случилась травма? «Я шел к этой победе очень долго, – ответил он, – и перестал думать о своей травме, как только диктор вызвал меня на лед». ФИРМЕННАЯ «ШКОЛА» ЛЕДОВОЙ ГРАВИРОВКИ – Впервые я увидел 11-летнего пацаненка Сережу Волкова на первенстве СССР среди перворазрядников, состоявшемся, если не изменяет память, в Свердловске. Меня, корреспондента «Советского спорта», курирующего в газете фигурное катание, подвел к нему его личный тренер Виктор Кудрявцев и попросил запомнить это имя. Впрочем, я и сам практически сразу обратил внимание на этого паренька. Он уже тогда выделялся даже внешностью – своей белоснежной шевелюрой. Не знаю, альбинос не альбинос, но у него белыми были даже брови. В любом случае он, несомненно, представлял какую-то удивительную человеческую породу. Резко отличался характером от своих сверстников. Знаете, есть такие разбитные ребята: 11 лет, а они уже лихие казаки. А Сережа был скромным до замкнутости, говорил тихим-тихим голосом. Даже, став взрослым и попав в сборную СССР, продолжал оставаться «белой вороной» – сдержанным и малоразговорчивым. Друзей в команде у него практически не было. Интересно, что, когда в 1972 году он первый раз женился, его супругой стала фигуристка Людмила Олехова, скромная симпатичная девушка, удивительно похожая характером на Сергея. Между ними было заметное невооруженным глазом душевное родство, основанное на фанатичной преданности фигурному катанию. Люда каталась в паре со своим братом Андреем, и, как говорится, не без успеха. Они были призерами многих престижных соревнований, достойно конкурируя даже с Белоусовой и Протопоповым. При этом было видно, что катались оба совершенно бескорыстно, думая только о фигурном катании, а не о том, как нажиться с его помощью. Сергей был таким же. Там, в Свердловске, где состоялось наше знакомство, он выиграл соревнования прежде всего за счет блестяще выполненной обязательной программы, так называемой школы, где участники состязались в технике катания, вырисовывая фигуры на льду. Потом этот вид программы, отмененный, кстати, где-то в середине 80-х годов, стал коронным номером Волкова, его фирменным знаком. У него было совершенно фантастическое, почти бесшумное скольжение – когда катался, коньки издавали лишь легкое шипение. Редко кому удавалось подобное, поэтому «школу» Сергей частенько выигрывал, как говорится, в одну калитку… Если бы к этому он сумел добавить хорошую и стабильную прыгучесть, ему бы вообще не было равных в мире. Но, к сожалению, сложные прыжки являлись не самой сильной стороной фигуриста Сергея Волкова, поэтому он нередко терял свое казавшееся в первый день соревнований незыблемым лидерство после произвольной программы. Может быть, проблема заключалась в его легкоранимом характере или в неустойчивой психологической подготовке, но как бы там ни было, он мог откатать произвольную программу и четыре (!) раза упасть. Представляете, что это такое, когда конкурируешь с мастерами класса Владимира Ковалева, Юрия Овчинникова или Игоря Бобрина, не говоря уж о зарубежных соперниках!.. После чемпионата мира в Колорадо-Спрингс Сергей поразил меня еще один раз. Случилось это, когда я, первый и последний раз побывав в его доме, поинтересовался: есть ли у него какое-то хобби, помимо фигурного катания? В ответ он открыл шкаф и показал мне прекрасную коллекцию… кинжалов. По тем временам это было удивительное увлечение, поскольку купить такие кинжалы было практически невозможно, и где Сергей их доставал, известно было только ему… …Ушел он из жизни совершенно неожиданно и очень быстро. Рак желудка «съел» его практически за семь месяцев. Я думаю, что одной из причин, спровоцировавших эту страшную болезнь, были стрессовые ситуации, в которых он часто оказывался. В частности, тяжело пережил развод с Людмилой, с которой растил сына (сейчас Александру 26 лет, и он, насколько я знаю, катается в одном из американских ледовых шоу), и хотя потом снова обрел семейное счастье во втором браке с преподавателем института стали и сплавов красавицей Оксаной (27 апреля нынешнего года их дочкам-близняшкам Кате и Насте исполнится 18 лет, а у несчастливых людей близнецы не родятся), рубец на сердце, наверное, остался. А человеком он был, как я уже сказал, замкнутым, с ранимой душой, и все свои проблемы, вопреки советам врачей, носил в себе… УШЕЛ ДОСТОЙНО Рассказывает Елена Буряк, судья международной категории, родная сестра Сергея: – Завершил свою долгую спортивную карьеру Сережа в 1978 году, окончательно убедившись в том, что продолжать дальше бессмысленно. До 1982 года работал во Всесоюзном спорткомитете старшим тренером юношеской сборной СССР. Потом перешел в Московский городской совет ДСО «Спартак», тренировал во Дворце спорта «Сокольники» детей. Среди тех, кто занимался в его группе с первого дня был, например, будущий серебряный призер чемпионата Европы-2002 Александр Абт. Где-то в 1986 году начался их творческий союз с Александром Фадеевым, который сам изъявил желание тренироваться у Сергея. Правда, просуществовал этот тандем недолго, около полутора лет, а потом по каким-то причинам они разошлись. В феврале 1990 года он уехал работать по контракту в Австрию, но уже в июне вернулся в Москву, потому что почувствовал себя очень плохо. Страшный диагноз – рак желудка – ему поставили еще до отъезда, но Сергей о нем не знал, хотя, не исключаю, что догадывался. Ему предлагали делать операцию, но он поначалу отказывался, а когда дал согласие, было уже поздно: в последний день августа его не стало… За несколько дней до смерти мы, по совету знакомых, возили его на Украину, под Харьков, где жил экстрасенс, способный, как нам говорили, останавливать метастазы. Конечно, это был шаг отчаяния, последняя соломинка, за которую пытались ухватиться, чтобы спасти его, но чуда, к сожалению, не случилось. Там, под Харьковом, он и умер. Должна сказать, что, несмотря на такую болезнь, вел он себя в последние дни очень достойно. Сережа вообще был по натуре сильным человеком, что, между прочим, доказывают и его спортивные выступления. Начав заниматься фигурным катанием в шесть лет, он лишь в 25 добился первого заметного успеха на международном уровне. Да что там на международном: и чемпионом страны-то первый и единственный раз стал в 27 лет. Я думаю, что не у каждого хватило бы сил и целеустремленности выдержать такой марафон и не опустить руки, когда тебя уже начинают называть ветераном и списывать со счета. Хочу напомнить также, что серебряным призером чемпионата Европы он стал со сломанным пальцем на ноге, а чемпионат мира выиграл с тяжелейшей травмой колена. После окончания того чемпионата, когда все победители и призеры отправились в турне по Америке, Волкова отправили лечиться в Москву, поскольку кататься дальше он не мог. Лежал в 1-м диспансере, потом ездил к какому-то известному специалисту в Ленинград. Сначала, насколько я знаю, поврежденное колено хотели оперировать, но потом пришли к заключению, что такая операция может и навредить, причем настолько, что Сережа не сможет даже ходить. Обошлось в итоге без хирургического вмешательства, и, хотя травма потом постоянно о себе напоминала, прокатался он после этого еще три года… ВМЕСТО ПОСТСКРИПТУМА О фантастическом невезении Сергея Волкова ходили легенды. Весьма характерный в этой связи эпизод произошел во время жеребьевки на чемпионате Европы-75 в Копенгагене. Так случилось, что там трем советским фигуристам пришлось последним вытягивать стартовые номера из большого алого мешка. К тому моменту оставался неразыгранным самый неудобный первый номер. Сначала к столу подошел Ковалев и достал шар с цифрой 11. Вторым испытывал судьбу Овчинников и вытянул 10-й номер. После этого Волкову можно было не утруждать себя походом на сцену… Даже три главных события в биографии фигуриста Сергея Волкова, случившиеся на чемпионате Европы-74, чемпионатах мира-74 и 75, вполне могли не состояться из-за нелепых травм Сергея. Так, на мировом первенстве-74 в Мюнхене он был вынужден даже исключить из произвольной программы прыжки лутц и флип. И только тот, кто знал об этом, мог в полной мере оценить, какой дорогой ценой досталась ему та серебряная медаль… А сколько раз ловил он на себе укоризненные взгляды зрителей: «Ну, сколько можно падать?» Но, только падая, мы, как известно, учимся ходить. В конце концов, Сергей все-таки добился своего, навсегда вписав свое имя в историю мирового фигурного катания и, наверное, вряд ли пожелал себе иной спортивной судьбы… ДОСЛОВНО На чемпионате мира в Колорадо-Спрингс Волков превзошел все ожидания. Он боролся с полной отдачей, используя малейший шанс и не прощая ни одной ошибки. В зале никто даже не подозревал, что он выступал с травмой ноги. Карло ФАССИ, тренер сборной США За несколько дней до смерти Сергея мы возили его к экстрасенсу. Это была последняя соломинка, за которую пытались ухватиться, чтобы спасти его. Елена БУРЯК, сестра Сергея ИЗ ДОСЬЕ ГАЗЕТЫ «СОВЕТСКИЙ СПОРТ» ВОЛКОВ Сергей Николаевич Первый советский фигурист, завоевавший золотую медаль чемпиона мира в одиночном катании. Родился 19 апреля 1949 года в Москве. Выступал за «Спартак» (Московская область). Заслуженный мастер спорта. Чемпион мира 1975. Серебряный призер чемпионатов мира и Европы 1974. Чемпион СССР 1976. Победитель первенства страны среди юниоров 1966. В 1968 году в 19-летнем возрасте дебютировал на чемпионате Европы (12-е место). Выступал в восьми чемпионатах Европы, но только в одном стал призером. Участник чемпионатов мира 1970 (7-е место), 1972 (10-е место) и Олимпийских игр 1968 (18-е место), 1976 (5-е место) гг. После окончания спортивной карьеры занимался тренерской деятельностью сначала в Федерации фигурного катания СССР, потом – в московском городском ДСО «Спартак». В 1990 году проработал четыре месяца по контракту в Австрии. Умер 31 августа 1990 года под Харьковом. Похоронен на Кунцевском кладбище в Москве. http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/108770 выделенное красным шрифтом ничего не напоминает?

Ответов - 18

Леди Льдинка: Олеся, ты такая молодец! Интересно было почитать! Олеся пишет: выделенное красным шрифтом ничего не напоминает? Да, где-то я уже это слышала))) Начинаю верить в мистику...

Олеся: ммм... у нас остались еще Р.Арутюнян и А.Жулин... и мне очень стыдно , забыла еще одного тренера...

Леди Льдинка: Олеся пишет: ммм... у нас остались еще Р.Арутюнян и А.Жулин... и мне очень стыдно , забыла еще одного тренера... еще кто-то был??? я только этих знаю. вроде, еще Чайковская с ним занималась, но она хореограф... А Жулин... ммм... красавец мужчина! Мне он оч нравится. такой сдержанный, интеллегентный, какой-то добродушный такой.

Олеся: да-да-да ))) точно, Чайковская )))) ну, да, она у Саши была в качестве хореографа, но так-то ведь она тренер... не, она - Тренер(!)

Леди Льдинка: Олеся пишет: она - Тренер(!) ты права! мне она нравится, профессионал своего дела!

Dreem: чайковская у него в качестве хореографв была) но про нее тоже можно

Леди Льдинка: С удивлением обнаружила, что очень мало информации в инете об Арутюняне... Даже биографию найти не удалось. Вот, нарыла кое-что... Алексей Казак: представляю Вашему вниманию, интервью, которое я взял у знаменитого тренера, программа которого “На армянские мотивы”, исполненная Александром Абтом, навсегда останется у нас в памяти как образец профессионализма и глубокого творческого подхода к своему делу. Сегодня в гостях у нашего сайта - тренер Рафаэль Арутюнян. В каком городе Вы родились ? - Есть такой прекрасный город Тбилиси. В нём я родился. Кто повлиял на Ваше решение посвятить свою жизнь фигурному катанию? - Судьба. Когда я пришёл записываться в секцию фигурного катания, меня не приняли. А потом мой папа устроил меня туда по блату.Любите ли Вы животных? - У меня с животными довольно разный опыт общения. Однажды мне пришлось отбивать девочку от медведя. На “Локомотив” привели дрессированного медведя, а он сорвался и напал на девочку. Так, что однозначного отношения у меня к животным нет. Есть ли у Вас домашние животные? - В Америке у меня нет домашних животных, потому, что за ними некому ухаживать, а им нужно уделять время. Что помогает Вам сосредоточиться и успокоиться? - Я всегда такой. Это моё нормальное состояние.Как Вы можете охарактеризовать Ваше сотрудничество с Иваном Диневым? - Попытка реанимировать. Он выполняет все Ваши указания на тренировках? -Указания он выполняет плохо. А в общении он открытый человек, или скорее закрытый? - Закрытый.Кого Вы сейчас тренируете, есть ли в Вашей группе новые, перспективные ученики? - Конечно, есть. Я тренирую Мишель Кван и иногда Сашу Коэн. Но вообще в США не существует такого понятия, как группа. То есть иногда бывает так, что на одном льду работают сразу несколько тренеров? - Да, почти всегда так и бывает. А кто обычно соседствует с Вами на одном льду? - Саша Зайцев…, Кристо Фаси. Почему Иван Динев начал сезон не очень удачно? - Потому, что в Америке ему приходится жить без своей жены и сына. Он по ним очень скучает. А посольство не даёт его жене американскую визу, поэтому Ивану приходится самому ездить к ним в Болгарию, прерывая на несколько месяцев свои тренировки. С какими хореографами Вы сотрудничаете? - С Серёжей Петуховым, с Колей Морозовым. Как Вы относитесь к новой системе судейства? Будет ли она способствовать развитию фигурного катания, и каким образом? - Нет, я плохо отношусь к этой системе. Развитию и прогрессу фигурного катания способствуют талантливые тренеры и талантливые ученики, а не системы, придуманные кем-то и в угоду кому-то. Не уйдёт ли зрелищность на второй план? Так как при постановке программ в основном будет учитываться то, какие элементы вставить в программу, чтобы набрать больше очков, пусть даже не такие эффектные элементы будут в программе, но более “ценные”. - Вот я поэтому и говорю. Я сторонник свободы выбора во всех проявлениях. А когда всё под одну систему подстраивают, ничего хорошего не выйдет.Ну, вроде бы всё понятно, почему тренеры и фигуристы уезжают за границу. Там лучше условия для тренировок, хороший лёд, но может быть существуют и психологические причины того, что люди уезжают? Может быть здесь в России не очень хороший психологический климат: постоянные подковёрные интриги, или может быть не очень хорошая организация тренировочного процесса? - Уезжают по разным причинам. Всё, что Вы назвали существует. Я уехал потому, что я не хочу быть “номенклатурным” тренером. Я хотел быть просто обыкновенным тренером, зарабатывая себе на жизнь своими знаниями, что я сейчас и делаю. Какие изменения, на Ваш взгляд можно сделать уже сейчас для того, чтобы тренировочный процесс или организация тренировочного процесса, скажем в Москве улучшилась? - Не знаю, меня этот вопрос не интересовал. Я даже не думал над этим. Может быть стоит выдвинуть пределы тренировочного процесса за пределы Москвы и Санкт-Петербурга. Вот как прекрасно прошло шоу “Лобачёвой-Авербуха” в Новосибирске. Видно, что администрация города и люди очень тепло принимали фигуристов. Раз шоу хорошо прошло, значит и власти оказали поддержку организаторам. И у меня возникает мысль, почему, скажем не организовать центр фигурного катания в Новосибирске, или в Казани, пригласить туда тренеров, предоставить им условия для тренировок? - Пропаганда должна существовать. И не только в Москве. Пропаганда должна быть одним из главных пунктов в работе федерации фигурного катания России. К ней относится и проведение различных шоу. Сейчас федерация пытается этим заняться. А центры существуют: Киров, Казань, Горький пытался им стать. Да и потом в Москве тренеров не хватает. Раньше руководство куда-то посылало тренеров, а сейчас все себя посылают сами.Уже почти все любители фигурного катания заучили Вашу крылатую фразу “Подними голову и улыбайся”. Я полностью согласен с этой позицией, что даже допуская ошибки фигурист всё равно должен улыбаться и доставлять радость зрителям. Как Вам кажется, судьи смотрят на то, довольны ли фигуристы своими выступлениями и влияет ли это хоть каким-нибудь образом на оценки? - Конечно влияет. Это же искусство. В фигурном катании спорт и искусство переплетены воедино. Надо кататься с улыбкой, бороться с улыбкой и погибать тоже с улыбкой на лице. Какое место в Вашем тренировочном процессе занимает психологическая подготовка спортсменов ? Обычно спортсмены раскованно выполняют программу на тренировках, а на соревнованиях волнуются, переживают, в конце концов – боятся выполнять элементы… - Ну в общем-то основное в тренировочном процессе это – именно психологическая подготовка. Она способствует техническому и физическому развитию фигуриста. Есть выражение – “Выигрывает тот, кто больше всего этого хочет”. А на тренировках вы больше хвалите спортсменов, или ругаете их ? - Сложно сказать. Метод “кнута и пряника” актуален для определённой группы людей. К каждому приходится находить свой подход. В завершение нашей беседы у Вас есть возможность обратиться к поклонникам Вашего тренерского таланта… - Поклонники…если они есть – это радует. Мы Вас всех очень любим. Мы стараемся делать всё, чтобы наш вид спорта процветал и развивался. Ваши пожелания сайту “Фигурное катание от Алексея”… - Больше было бы таких людей, которые занимаются таким делом, как популяризация фигурного катания. Очень бы хотелось, чтобы Вам оказывалась всяческая поддержка. Большое спасибо Вам за интересную беседу. Я нашёл ответы на многие вопросы, которые меня интересуют. Надеюсь, что наши читатели тоже найдут много полезного в этом интервью. http://alexeykaz.boom.ru/

Тэш: Леди Льдинка пишет: я не хочу быть “номенклатурным” тренером. Я хотел быть просто обыкновенным тренером, зарабатывая себе на жизнь своими знаниями, что я сейчас и делаю. знаете, я не знаю, что такое “номенклатурным” тренером, но что касается моей работы - то я тоже хочу быть обыкновенным врачом, тоже зарабатывая себе на жизнь своими знаниями. Мне это понравилось, мне это близко))))))))))) Леди Льдинка пишет: “Подними голову и улыбайся Леди Льдинка пишет: и погибать тоже с улыбкой на лице. Леди Льдинка а как давно сделано это интервью? и почему он уехал в Америку? Саша у него в Америке тренировался? кого он сейчас тренирует? не засыпала вопросами? приятный такой взгляд на вещи в интервбю)))))))))))

Dreem: Тэш пишет: Саша у него в Америке тренировался? да

Леди Льдинка: Тэш пишет: Леди Льдинка а как давно сделано это интервью? там даты нет ((( или я ее не усмотрела... Вообще, можно усмотреть хронологию, если поднять всю информацию, когда он начал Ивана Динева и Кван тренировать. Лень, если честно)))

Тэш: Леди Льдинка пишет: Лень, если честно)))

Олеся: Александр Жулин – биография http://www.bestpeopleofrussia.ru/persona/1749/bio Родился 20 июля 1963 года, Калининград, Московская область. В пару с Майей Усовой Жулина поставила тренер Наталья Дубова в 1980 году. 24 мая 1986 года они с Александром поженились. В советском спорте, долгое время оставались на вторых, а то и третьих ролях. Сначала за Климовой и Пономаренко, а позже боролись с Оксаной Грищук и Евгением Платовым. На международной арене, кроме перечисленных соперничали с французами Дюшане. В 1992 году переехали для тренировок в США. После Олимпиады 1992 года, хотели закончить любительскую карьеру, но тренер уговорила их остаться до следующей Олимпиады, тем более что до неё оставалось два года, а не четыре как обычно бывает. Триумфальным стал для дуэта 1993 год, когда они выиграли и чемпионат Европы и мира. Однако, в 1994 году перед Олимпиадой в Лиллехамере они проиграли чемпионат Европы, вернувшимся на лёд Торвилл и Дину, а также пропустили вперёд Грищук и Платова. На Олимпиаде же, стали вторыми после всё тех же Грищук и Платова. Профессиональная карьера В 1994 году закончив выступать в качестве любителей, Жулин и Усова ушли в профессиональное фигурное катание и участвовали в различных шоу до середины 1998 года, хотя брак их распался значительно раньше. Затем, Александр Жулин встал в пару с Оксаной Грищук и гастроливал в шоу уже с ней. Участвовал в теле-проектах Первого канала: 2006 — «Звёзды на льду» в паре с актрисой Ингеборгой Дапкунайте 2007 — «Ледниковый период» в качестве тренера. 2008 — «Ледниковый период-2» в качестве тренера. 2009 — «Ледниковый период: Глобальное потепление.» в качестве тренера. Тренерская деятельность Закончив гастрольную деятельность начал тренировать танцевальные пары. Главными его учениками вплоть до победы на Олимпийских играх 2006 были Татьяна Навка и Роман Костомаров. Кроме них, он тренировал азербайджанский танцевальный дуэт Кристин Фрейзер и Игорь Луканин, одиночника Александра Абта, а так же, совместно с Евгением Платовым, израильтян Галит Хайт и Сергея Сахновского, и брата и сестру Зарецких. Уже по возвращении в Москву он работал с Фумиэ Сугури, Анастасией Гребёнкиной и Вазгеном Азрояном, Натальей Михайловой и Аркадием Сергеевым и многими другими. В 2008 году в его группу перешёл второй дуэт французской танцевальной сборной — Натали Пешала и Фабьян Бурза. В работе с ними Жулину помогает завершивший карьеру Максим Ставиский. Награды и звания Заслуженный мастер спорта СССР Заслуженный тренер России Указом Президента РФ от 22 февраля 2007 года № 204 Александр Жулин за высокие спортивные достижения награждён Орденом Дружбы.

Феникс: Олеся пишет: выделенное красным шрифтом ничего не напоминает?

Леди Льдинка: Олесь, спасибо за биографию Саши Жулина! о нем столько информации!!! столько статей, интервью, событий-мероприятий!!! даже не знаешь, что стоит тут освящать)) но основную суть ты изложила добавлю пару фоток

Олеся: Леди Льдинка пишет: основную суть ты изложила добавлю пару фоток ага, пасиб, а то у меня с фотками не лады

Олеся: я тут еще подумала, что было бы здорово, если бы Саша рассказал немного о своих тренерх и о учениках

Post admin: http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=3CQWpSMhZI0 Sergei Volkov - 1976 Olympics - Free Skate http://www.youtube.com/watch?v=5mQ3qpGUg7s Sergei Volkov - 1976 Olympics - Short Program http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=pJnuHaaVm0E Sergei Volkov - 1968 Olympics - FS

Post admin: http://www.tulup.ru/articles/366/trudoljubie_ego_otlichitelnaja_cherta_dobrova_l.html Трудолюбие — его отличительная черта (Доброва Л.) Широкому кругу любителей фигурного катания немногое известно о Сергее Волкове. Он казался неприметным, не слишком колоритным в яркой семье фигуристов нашей сборной. Журналисты обычно не баловали его вниманием, однако в 1974, спартакиадном году талант его раскрылся наиболее ярко. Мы познакомились с Волковым ближе, откровеннее. Появилась возможность рассказывать о нем то, что могло и вовсе забыться. В девять лет Сергей был уже королем дворового катка. Его родители хотя и не имели к спорту отношения, а вывели сына на лед, когда Сереже было три с половиной года. А вообще-то на Ширяевом поле мать и сын оказались случайно и попали на стадион «Спартак» лишь потому, что не успели воспользоваться маминым знакомством в другой секции. Возвращаясь к событиям пятнадцатилетней давности, тренер Волкова Виктор Кудрявцев отмечал, что в девять лет Сережа представлял яркую индивидуальность: самый координированный в группе, пластичный и необычайно способный к восприятию тонкостей «школьных конструкций». Кроме того, Сережа, вероятно, обладал еще и огромным запасом энергии, поскольку его хватало и на занятия гимнастикой, и футболом, и стрельбой. До седьмого класса он был в школе отличником и затем тоже всегда хорошо учился. Трудолюбие было также отличительной чертой Волкова. И не было ничего удивительного в том, что в шестнадцать лет он стал чемпионом страны среди юношей. Однако полет мальчишеской фантазии не всегда высмотришь и рассчитаешь с математической точностью. В то время, когда тренер уже мог возлагать на ученика определенные надежды, выяснилось, что Волков собирается расстаться с фигурным катанием. У Волкова было четыре таких попытки, и первая большого вреда фигурному катанию не нанесла. Сергей скоро продолжил тренировки, и по результатам предолимпийского сезона был включен в состав сборной для участия в Олимпийских играх 1968 года. Олимпийский год не принес Волкову особых успехов. И тогда мечта стать летчиком-испытателем овладевает им еще с большей силой. Хотя Волков и поступает в институт физкультуры, но он ждет новую весну, надеется переубедить врачей, которые забраковали его во время первой попытки, даже обращается за помощью к отцу Людмилы Пахомовой, Герою Советского Союза, в прошлом летчику-испытателю. Однако попытка вновь неудачна. Виктор Николаевич Кудрявцев переживал и несколько дней на каток тоже не приходил. Вообще тренер считал, что если бы Волков принадлежал фигурному катанию все эти годы безраздельно, то он показывал бы высокие стабильные результаты гораздо раньше. Мнение тренера вряд ли вызывает сомнения. Хотя как знать? Волков считает, что неудачи при поступлении в училище бросали его в фигурное катание как к источнику для самоутверждения. Он уходил из фигурного катания с надеждой, с надеждой и возвращался. Однако обстоятельства складывались не лучшим для него образом. За годы, пока Волков участвовал в крупных турнирах, ему удалось зарекомендовать себя только в первой части двоеборья — «школе». И все эти годы зрители видели только парадную часть состязаний в одиночном разряде — произвольную программу. Так что узнать подлинного Волкова им было просто невозможно. И я сама открыла для себя Волкова в какой-то степени случайно. От одного из наших ведущих тренеров я узнала, что Сережа обладает редчайшим для фигуриста-одиночника качеством — обостренным чувством конька. С той поры я стала приходить «на Волкова». И каждый раз он как бы раздваивался: необычайно пластичный, тонкий, уверенный в обязательных упражнениях, в состязаниях по произвольной программе Волков был совершенно неузнаваем. Начинал Сергей соревнования блестяще: после «школы» обычно занимал высокие места. А затем выполнение произвольной композиции расставляло все точки над «и». Нестабильность выполнения сложных прыжков была столь явной, что вызывала у специалистов даже раздражение. И сразу к Волкову пропадал всякий интерес. Тем более что с каждым годом произвольные программы других наших фигуристов становились разнообразнее и богаче элементами наивысшей трудности. Шансы Волкова подняться высоко стали казаться ничтожными. Многочисленные разговоры о повышении роли произвольной программы, о серьезных переменах в одиночном катании, введение новой, короткой программы породили недоверие у специалистов, даже неуважение к его спортивной индивидуальности. Что же мог испытывать Волков в обстановке откровенного недоверия? Со стороны казалось, он оставался даже равнодушным, но не мог же человек, мечтающий о профессии летчика-испытателя,— не должен! — быть равнодушным. И Волков не сдался. Его позиции в «школе» были так сильны, что позволяли на чемпионатах страны 1970—1972 годов занимать призовые места и претендовать на место в сборной команде для выступления, скажем, на первенстве Европы. Однако нередко ему при малейшей осечке предпочитали других, с дарованием более ярким. Теперь это дело прошлое, но нередко Волкову наносились жестокие обиды. И он не слишком обижался лишь потому, что это место занимали его близкие товарищи. Хотя вообще-то Волков чувствителен к ударам такого плана, раним, но зла долго не держит и даже сам удивляется легкости, с которой он их забывает. Новый, предолимпийский сезон 1972 года выдвинул в число лидеров советского одиночного катания Владимира Ковалева. В «школе» он почти не уступал Волкову, зато в произвольном катании его превосходил. На чемпионате Европы 1972 года дебютант Ковалев оттеснил Волкова, и Сергей не попал в команду, отправлявшуюся на Олимпиаду в Саппоро. После Саппоро в нашей команде произошла новая замена, и хотя, по мнению Волкова, он был уже выбит из колеи, поскольку из-за отсутствия льда почти не тренировался, именно его возвратили в сборную. Десятое место на чемпионате мира в Калгари не прибавило ему похвал. Надо думать, что круг лиц, так или иначе заинтересованных в фигуристе Волкове, не замыкался на тренере Кудрявцеве и самом Волкове. Оба они, обеспокоенные двусмысленностью его положения в сборной, обращались, разумеется, за советом и к другим специалистам. В частности, один из них сказал как-то Волкову, что для того, чтобы закрепиться в команде, надо выступать на всех соревнованиях сезона хорошо. И вот первый после-олимпийский сезон Сергей начал успешно — выиграл первые два турнира. Готовясь к традиционным, первым в отборочном туре международным соревнованиям «Московские коньки», он получил серьезную травму и двадцать дней не катался. На «Московских коньках» он выступал только в «школе», был первым, но продолжить соревнования не смог. К следующим соревнованиям, главным, у него не было достаточно времени, чтобы восстановить здоровье полностью. Однако он готов был дать бой. И в конце концов остался в призерах и на чемпионат Европы 1973 года поехал. Пятое место, которое он завоевал тогда в Кельне, дающее право на персональное приглашение к участию в европейском турнире следующего года, не было, к сожалению, оценено полностью. Волкова в сборной вновь заменили, теперь уже юным фигуристом Игорем Лисовским. Но и это не сломило Волкова. И вопреки мнению, что ему уже пора, так сказать, заканчивать с фигурным катанием, он в нем остался и начал готовиться к новому сезону. Правда, в преддверии его Кудрявцев предупредил, что совместную работу надо будет целиком перестроить, что Сергей должен наконец решить окончательно: или он уходит совсем, или остается и тренируется без каких-либо для себя поблажек. Наконец, все шло как они и задумали, как хотелось тренеру. Но произошло несчастье: незадолго до традиционного международного турнира в Москве Волков на одной из тренировок неожиданно упал, коньком пробил мысок ботинка и повредил палец правой ноги. Сложный перелом требовал времени для лечения, а его не было. Сергею посоветовали обратиться к хирургу, известному спортивному врачу Владимиру Федоровичу Башкирову. Башкиров сказал Сергею: «Хочешь, чтобы нога вылечилась на все сто процентов, жди два месяца. А если хочешь кататься, выступать, снимай гипс прямо сейчас и выходи на тренировки... Но терпи!» Нога, естественно, продолжала болеть, и Волкову тренировки и все старты —в том числе на чемпионатах Европы и мира, где он завоевал большие серебряные медали в многоборье, на спартакиаде — давались невероятными усилиями воли. Мужество, с каким провел он этот спортивный сезон, вызывает только единственную реакцию—мы не перестаем и сейчас, когда все позади, восхищаться его спортивным подвигом. И я все чаще задаю себе вопрос: а выстоял бы Волков в ситуации более благожелательной, спокойной и снисходительной? Как знать?! Может быть, именно постоянный интерес самоутверждения, психологической закалки и привел в конце концов к появлению такой сильной спортивной личности! Вот они, парадоксы судьбы... Мы говорили с ним тогда в Свердловске, на спартакиаде. Ему очень была к лицу его новая роль лидера наших одиночников, и невозможно было даже думать о том, что мы однажды могли потерять Волкова для фигурного катания. В новой роли он выглядел красиво и уверенно. И мне захотелось знать, что думает он сам по этому поводу. — Приятно, конечно, обрести наконец то, к чему долго стремишься! — ответил Сергей.— Только надо быть терпеливым. Во всем. И всегда... Новый предолимпийский сезон. Для Сергея Волкова начался он не совсем удачно. Конкуренция за первое место внутри нашей сборной невероятно обострилась. Претенденты — и главный в начальных стартах Юрий Овчинников-— большое внимание в подготовке к сезону уделили короткой и произвольной композициям. У Овчинникова в музыкальную основу короткой программы лег оригинально аранжированный Бах. Прозвучал он где-то на первых соревнованиях, и эффект был полнейший. В кулуарах заговорили о необычайности его короткой композиции, о новом творческом ключе Овчинникова, и, как это нередко бывает, очарованные некоторые судьи не так, как прежде, придирчиво стали рассматривать и его исполнение «школьных» фигур. Словом, чемпионат страны, проходивший в Киеве, принес Овчинникову титул чемпиона, а с ним и место первого номера в команде, приехавшей на чемпионат Европы в Копенгаген. Однако спор за чемпионские медали европейского достоинства повел не Овчинников, а, как и следовало предполагать, Сергей Волков и Владимир Ковалев. Вновь Волков удостоился большой серебряной медали, подтвердил прочность завоеванных ранее позиций. Откровенно говоря, золотая медаль, завоеванная Сергеем Волковым затем на чемпионате мира в Колорадо-Спрингс, для многих была неожиданной концовкой. Руководители сборной команды страны, тренеры рассчитывали на удачное выступление представителей советского одиночного катания, но ставку прежде всего делали на Владимира Ковалева. От него, конечно же, теперь в первую очередь можно было ожидать такого большого успеха. Однако кропотливый, огромный труд Сергея Волкова в течение последних лет не мог не принести столь высочайшего результата. Он победил в ситуации очень сложной для себя, поскольку на одной из тренировок получил серьезную травму. В кулуарных беседах в те дни приходилось слышать пять или шесть фамилий самых вероятных претендентов на титул чемпиона мира. Назывались, конечно же, и Ковалев, и Крэнстон, и Карри, и наш Овчинников, и даже Шэвер. Никто в числе первых не назвал Волкова. Что же помешало этим спортсменам стать чемпионами? Прежде всего то, что они боролись друг с другом в основном в произвольном катании, понимая, что именно исполнение короткой и произвольной композиции, возможно, решит судьбу чемпионского титула. Каждый из них пытался психологически переиграть другого, но в конечном счете перехитрили, как говорится, сами себя. Крэнстон, разумеется, был наиболее опасным соперником, ибо по сравнению с прошлым сезоном значительно подтянулся в «школе», и все рассчитывали, что и короткую, и произвольную программы он подаст с присущим ему блеском, шиком. Однако только Ковалеву из названных претендентов удалось удачно выступить во второй и третьей частях многоборья. Сергей Волков сохранил лидерство до конца. В обязательных упражнениях он всегда отличался хорошими стартами, выступая в произвольном катании, он слишком реагировал на публику. В данной ситуации, когда соперников было гораздо больше, чем на европейских соревнованиях, и конкуренция была наиострейшая, ему с травмой предстояло решить сложнейшую задачу. Соперники мысленно исключили Волкова из игры, но это обстоятельство, пожалуй, и помогло ему в данной ситуации выступать особенно спокойно и уверенно. Волков катался, думая лишь о том, чтобы сохранить силы до конца соревнований, чтобы травма не вывела его из борьбы... Впервые он разорвал те нити, которые связывали его со зрителями, мешали. Конечно же, удачной оказалась и жеребьевка: Волков катался одним из последних в группе сильнейших. Тактически правильно построив свое выступление, решив не рисковать, в короткой программе он не стал исполнять запланированный ранее каскад прыжков, намеренно упростил его, зная, что, кроме Ковалева, никому из соперников не удалось чисто выполнить эту комбинацию. Крэнстон вообще не смог исполнить каскад прыжков в короткой программе, да и в произвольной комбинации не сумел исполнить запланированные прыжки в три оборота. Волков произвольную программу также прокатал чисто, и, по мнению некоторых специалистов, этот прокат был наиболее удачным, что и позволило Сергею в итоге занять первое место. К сожалению, столь блистательное завершение предолимпийского сезона не нашло своего продолжения в олимпийском году. Травма, полученная тогда в Колорадо-Спрингс, оказалась серьезной и не позволила Волкову обрести лучшую спортивную форму. Он не выступал ни в одних предварительных состязаниях, предшествующих главным состязаниям 1976 года. Надо сказать, что в начале нового сезона его наставником стал заслуженный тренер СССР Станислав Алексеевич Жук, но и такой жизнеутверждающей и вечно оптимистической поддержки Сергею оказалось недостаточно. На чемпионате Европы он постепенно оказался за чертой призеров. На первых олимпийских стартах в Мюнхене он вновь оказался в лидерах, но противостоять натиску чемпиона Европы 1976 года Джона Карри и серебряного призера Владимира Ковалева ему не удалось. Противопоставить яркой гамме красок артистического дарования Тол-лера Крэнстона ему на этот раз было, к сожалению, почти что нечего. Он вновь оказался за чертой олимпийских призеров. На чемпионате мира Волков не выступал. Вероятно, и сам Сергей Волков, и те, кто по достоинству всегда оценивал его вклад в одиночное катание, ожидали не такого финала его биографии в активном спорте. Однако же его характер, Целеустремленный волевой, обещает удачное продолжение теперь, вепоятно, в повседневном, поначалу, может быть чуточку и обыденном труде. Но опять он пролегает через спорт. Сергей Волков-аспирант Московского института физической культуры и спорта и мечтает в будущем о счастливой тренерской судьбе.



полная версия страницы